Меню

Показателем психологического здоровья является психологическое благополучие

Советы психологов для улучшения психического и эмоционального здоровья

Что такое психическое или эмоциональное здоровье?

Психическое или эмоциональное здоровье является показателем вашего психологического благополучия. Насколько хорошее это здоровье вы можем судить по тому, с каким настроением вы проживаем свой день, как чувствуете себя, какие у вас отношения с окружающими, как быстро вы впадаете в хандру и депрессию и как много смысла и радости есть в вашей жизни.

Хорошее психическое здоровье — это не только отсутствие проблем с психическим здоровьем, такие как депрессия или беспокойство. Скорее это психическая устойчивость к жизненным проблемам, неудачам, стрессам.

Хорошее психическое здоровье – это умение и в стрессовой ситуации находить правильные решения и «держать удар», умение строить прочные отношения, и оправляться от неудач.

Проблемы психического и эмоционального здоровья часто возникают, когда ваша нервная система перенесла большое количество стресса.

Почему же мы иногда не желаем решать наши проблемы в области психического здоровья?

Любой человек может страдать от психических или эмоциональных проблем с окружающими. Статистика показывает, что ежегодно каждому пятому требуется помощь профессионального психолога или психотерапевта. А плохое настроение или депрессия «накрывают» практически каждого.

Несмотря на появляющиеся проблемы психического здоровья: эмоциональные срывы, агрессия, депрессивное поведение — многие из нас не делают никаких усилий, чтобы улучшить свою ситуацию. Кто-то пьет таблетки, кто-то начинает «самолечение» алкоголем и тому подобным.

Мы пребываем в надежде, что другие этого не замечают. Но наши эмоциональные проблемы всегда влияют на тех, кто вокруг нас, особенно когда мы срываемся в ярости или отчаянии, демонстрируем чувство безнадежности и беспомощности.

Наше нежелание решать свои проблемы в области психического здоровья связано с различными причинами.

В некоторых семьях, психические и эмоциональные проблемы воспринимаются несерьезными, временными. Они рассматриваются как признак слабости или каким-то образом как недостаток вашей личности — плохо воспитан и т.п.

Люди с сильным характером, волевые, стараются не показывать свои эмоциональные и психические проблемы. Предпочитают, мужчины особенно часто, спрятать свои чувства, чем обратиться за помощью.

Многие люди думают, что, если они решат обратиться за помощью, вариантом лечения будут только лекарства (которые могут иметь нежелательный побочный эффект) или терапия (которая может быть длительной и дорогостоящей).

Истина заключается в том, что, независимо от ваших проблем, есть вещи, которые вы можете сделать самостоятельно, чтобы улучшить психическое и эмоциональное благополучие. И вы можете начать делать их сегодня!

СОВЕТЫ ПСИХОЛОГОВ ДЛЯ УЛУЧШЕНИЯ ПСИХИЧЕСКОГО И ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ЗДОРОВЬЯ

Это простые и доступные каждому методы улучшения психического и эмоционального здоровья, повышения психической устойчивости, которые помогут жить и наслаждаться каждым днем вашей жизни:

1.Общайтесь

Человек существо социальное и не может жить в изоляции.

Потому создавайте позитивные личные связи: любой человек, который вас выслушает и постарается понять. Иногда нам надо просто выговориться. Не копите и не носите в себе свои проблемы.

  1. Сохраняйте физическую активность

Помните, старая поговорка «В здоровом теле — здоровый дух». Занимайтесь тем, что вам приносит удовольствие – йога, теннис, рыбалка, танцы и пр. Чем больше физической активности, тем реже эмоциональные срывы.

  1. Справляйтесь со стрессом

Вспомните, что вам доставляет наибольшее удовольствие: запах кофе, прогулки в лесу, фотоискусство, любимый исполнитель? Как только на вас нахлынет депрессия, отложите все срочные дела и займитесь чем-то, что вам доставляет удовольствие.

  1. Следите за своим питанием

Пищевые продукты, которые неблагоприятно влияют на настроение

Транс-жиры или продукты с «частично гидрогенизированным маслом»

Пища с высоким содержанием химических консервантов или гормонов

Рафинированные углеводы (такие, как белый рис или изделия из белой муки)

Продукты, которые повышают настроение

Жирная рыба, богата Омега-3, такие как лосось, сельдь, макрель, анчоусы, сардины, тунец

Орехи, такие как грецкие орехи, миндаль, кешью, арахис

Зелень, такие как шпинат, капуста, брюссельская капуста

Свежие фрукты, такие как черника

  1. 5. Будьте щедрыми и полезными другим людям

Оказывается, отдавая что-либо, мы запускаем психологический механизм самоуважения, тем самым укрепляя свое эмоциональное и психологическое здоровье. Отдавайте искренне, не ожидая благодарности. Она придет обязательно, возможно не сразу.

  1. Укрепляйте свое психическое здоровье

Полноценный 8-часовой сон

Прогулки на природе, особенно в солнечную погоду

Находите красоту в окружающем мире, просто поднимите голову и посмотрите вокруг.

Заведите домашнее животное. Ухаживая за ним, вы полюбите его, и оно ответит вам взаимностью.

Находите маленькие удовольствия каждый день: смешной рассказ, хороший фильм, вкусная еда, разговор с любимым человеком.

Жизнь прекрасна, чтобы ее тратить на тоску и отчаяние.

Источник

VI Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум — 2014

ВЗАИМОСВЯЗЬ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО БЛАГОПОЛУЧИЯ И СТРЕССОУСТОЙЧИВОСТИ ЛИЧНОСТИ

Введение

Выпускная квалификационная работа посвящена сложной комплексной проблеме – взаимосвязи психологического благополучия и стрессоустойчивости личности.

В последние десятилетия проблема психологического благополучия все чаще становится предметом исследования психологов. Это вызвано с острой для психологической науки и практики необходимостью в определении того, что служит основанием для внутреннего равновесия личности, из чего оно складывается, какие эмоционально-оценочные отношения лежат в его основе, каким образом оно участвует в регуляции поведения, каким образом можно помочь личности в решении проблемы благополучия.

Актуальность исследования связана с тем, что психологическое благополучие является тем психологическим феноменом, который олицетворяет естественное стремление человека к внутреннему равновесию, комфорту, ощущению счастья.

Счастье, благополучие, удовлетворение, комфорт – понятия, относящиеся к субъективному переживанию человеком процессов, происходящих в его жизни. Эти явления характеризуют его социально — психологически. В них кроется общественная история человека – человека, который обрел свою личность, который обладает способностью творить свою жизнь, создавать историю своей жизни, свою судьбу и соотноситься с историей жизни других людей — конкретных или обобщенных личностей. Если это ему удается, возникают позитивные эмоции, сознание и переживание благополучия. Не следует полагать, что субъективное благополучие – явление отдаленного будущего или определенного возрастного периода. В той или иной степени и в том или ином аспекте оно может быть представлено на всех этапах жизненного пути и связано с любой деятельностью [5].

Проблематика стрессоустойчивости человека в различных профессиях с давних пор привлекала внимание психологов различных направлений. В классических исследованиях Г. Селье, а позднее А. Лазаруса, было показано, что длительное воздействие стресса приводит к таким неблагоприятным последствиям как снижение общей психической устойчивости организма, появление чувства неудовлетворенности результатами своей деятельности, тенденция к отказу от выполнения заданий в ситуациях повышенных требований, неудач и поражений. В течение последних трех десятилетий проблема сохранения психического здоровья медицинских работников стала особенно острой.

Актуальность исследования связана с тем, что в настоящее время усиливаются требования к профилактическим качествам и результатам работы лиц, занятых в системе здравоохранения, что увеличивает эмоциональные нагрузки на медиков. Данный фактор усиливает и без того значимый стрессогенный компонент в ситуации профессионального общения.

С другой стороны, такие проявления неблагополучия эмоциональной сферы, как тревожность, эмоциональное выгорание являются предвестником неврозов (А. И. Захаров; А. С. Спиваковская; Б. Д. Карвасарский и др.); способствуют нарушениям поведения, дезорганизации продуктивной деятельности (Н. З. Имедадзе; Ч. Спилбергер; Л. Н. Собчик и др.).

Исследования дея­тельности медицинских работников показали, что она обладает ря­дом особенностей, позволяющих харак­теризовать ее как потенциально эмоциогенную. Высокая эмоцио­нальная напряженность вызывается на­личием большого числа факторов стрес­са, постоянно присутствующих в рабо­те медика. Это такие особенности дея­тельности, как высокий динамизм, не­хватка времени, рабочие перегрузки, сложность возникающих профессиональных ситуаций, ролевая неопределенность, со­циальная оценка, необходимость осуще­ствления частых и интенсивных кон­тактов, взаимодействие с различными социальными группами и т.д.

Данное явление оказывает негативное воздействие на психологическое благополучие, физическое здоровье и эффективность деятельности специалистов, занятых в социальной сфере. Существующие исследования показали, что работа в сфере медицины связана с немалой нервно-эмоциональной нагрузкой для исполнителя. Такая ситуация потенциально содержит в себе увеличение нервно – психического напряжения личности, что приводит к возникновению невротических расстройств, психосоматических заболеваний.

Исходя из этого, важно выявить, каковы взаимосвязи между стрессоустойчивостью медицинских работников и их психологическим благополучием.

Цель: изучить взаимосвязь психологического благополучия и стрессоустойчивости личности

Объект: медицинские работники станции скорой медицинской помощи города Кирова, 40 человек.

Предмет: взаимосвязь психологического благополучия и стрессоустойчивости личности.

Гипотеза: существует взаимосвязьпсихологического благополучия и стрессоустойчивости личности.

Задачи:

провести теоретический анализ понятия психологического благополучия личности в литературных источниках;

охарактеризовать особенности стрессоустойчивости у лиц, помогающих профессий;

эмпирически изучить проблемы взаимосвязи психологического благополучия личности и стрессоустойчивости.

Методы исследования:

теоретический анализ литературы;

методы математической статистики;

методы качественного анализа данных;

Методики исследования:

Методика «Шкала психологического благополучия» К. Рифф.

Методики диагностики стрессоустойчивости: опросник САН (самочувствие-активность-настроение) В.А. Доскина, опросник поведения и переживания, связанного с работой (АVЕМ) У. Шааршмидта и А. Фишера.

Методологическую основу исследования составили: исследования субъективного благополучия в зарубежной психологии М. Аргайла, Э. Динера, и в отечественной науке Абульхановой-Славской, Р.М. Шамионова.

Теоретическая значимость исследования заключается в изучении и анализе проблемы субъективного благополучия. Практическая значимость исследования заключается в установлении особенностей взаимосвязи переживания субъективного благополучия и разработке рекомендаций по повышению стрессоустойчивости.

Характеристика выборки. В экспериментально-психологическом исследовании приняли участие испытуемые в возрасте от 25 до 45 лет в количестве 40 человек (20 женщин, 20 мужчин), медицинские работники.

Достоверность результатов и выводов исследования обеспечивается количественным и качественным анализом экспериментального материала, с помощью методов математической статистики.

Структура и объём работы. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка источников информации, приложений.

Глава 1. Теоретические аспекты проблемы взаимосвязи психологического благополучия личности и стрессоустойчивости

Понятие «психологическое благополучие» в литературных источниках

Понятие психологического благополучия стало предметом внимания психологов сравнительно недавно, однако на сегодня имеется ряд зарубежных и отечественных разработок данной проблемы.

В научных работах М. Аргайла, Р. Кемпбелла удовлетворенность жизнью трактуется как достаточно простой феномен, как некоторая оценка, которой человек характеризует свою текущую жизненную ситуацию. Не подвергая сомнению возможность получения такой оценки от респондента (при психологическом или социологическом анкетировании), необходимо заметить, что за ней стоит широкий спектр переживаний субъективного благополучия личности. Различные аспекты субъективного благополучия, внутренняя картина этого переживания редко выступали предметом психологического исследования [3, с. 111].

За многозначностью психологических понятий стоит многомерность психических явлений (даже простых), множественность связей между ними. В этом суть психики, ее природы и организации. Судя по числу касающихся тематики субъективного мира личности научных и научно-популярных книг, написанных журналистами, философами, социологами, врачами и представителями других профессий (не психологами), неопределенность и нечеткость понятий этой области является барьером, прежде всего для психологов [7].

В 1960-е гг. американские исследовательские организации стали задавать людям вопросы о счастье и удовлетворенности. Это привело к появлению ранних классических работ. Среди них: «Модель человеческих тревог» Кентрила – международное обследование 23 875 респондентов; «Структура психологического благополучия» Бредберна, в которой использовались результаты исследования, проведенного Национальным центром изучения общественного мнения; «Качество американской жизни» Кэмпбелла, Конверса и Роджерса — работа в рамках изысканий Исследовательского центра Мичиганского университета [27].

В 1967 г. Уилсон опубликовал обзор литературы по вопросам субъективного благополучия в «Психологическом бюллетене». В 1984-м Э. Динер повторил эту работу, обновив обозрение в 1999 .Американский Институт общественного мнения и другие организации, изучающие общественное мнение, проводили дальнейшие исследования, и не только в Америке: так, в Европе в рамках программы «Евробарометр» были обследованы страны Общего рынка.

В 1974 г. основан журнал «Исследования социальных показателей», в котором появилось много материалов по проблемам счастья, благополучия и удовлетворения жизнью. В издании «Личность и индивидуальные различия» стали публиковаться статьи на тему индивидуальных различий в восприятии субъективного благополучия. Журнал «Психология личности и социальная психология» также стал размещать на своих страницах статьи о счастье. В 1999 г. был создан журнал «Исследования счастья», редактор которого – Венховен [3, c. 137].

В 1994 г. данный исследователь выпустил свой объемный трехтомник «Корреляты счастья», где заново проанализированы 630 крупнейших исследований со всего мира. Д. Канман, Э. Динер и С. Шварц подготовили другой объемный труд «Основы гедонистической психологии», базирующийся на результатах состоявшейся в Принстоне конференции. Психологии счастья и субъективного благополучия посвящены монографии М. Аргайла [3].

В исследованиях субъективного благополучия личности уделяется большое внимание соответствию актуальных (актуализируемых) потребностей субъективным возможностям человека по их удовлетворению. Иначе говоря, сфера потребности получает теснейшую связь со сферой самосознания. Соответственно, можно предположить, что при высоких потребностях, но низком уровне оцениваемой самостоятельно возможности удовлетворения потребности, наступает субъективное неблагополучие, обратное соотношение, вероятно, ведет к благополучию. Таким образом, устанавливается связь между актуализацией потребностей и осознанием их реализации [22, с. 73].

Можно предположить, что уровень психологического благополучия будет соответствовать удовлетворению потребностей разного уровня:

1) витальные (биологические) потребности;

2) социальные потребности в узком и собственном смысле слова (поскольку социально опосредованы все побуждения человека) включают стремление принадлежать к социальной группе (общности) и занимать в этой группе определенное место, пользоваться привязанностью и вниманием окружающих, быть объектом их уважения и любви;

3) идеальные потребности познания окружающего мира и своего места в нем, познания смысла и назначения своего существования на земле как путем присвоения уже имеющихся культурных ценностей, так и путем открытия совершенно нового, неизвестного предшествующим поколениям [22, c. 343].

Такое построение согласуется и с концепцией А. Маслоу, в которой предлагается, что степень самоактуализации личности соответствует иерархической структуре потребностной сферы. В ее основании стоят биогенные потребности, затем, психофизиологические, социальные, высшие и наивысшую позицию в ней занимают так называемые «мета-потребности».

Существенно для понимания субъективного благополучия то, что в теории А. Маслоу подчеркивается «переходность» от одной потребности к другой как результат удовлетворения первой [49, c. 267].

Психологическое благополучие (душевный комфорт) личности имеет свою довольно сложную структуру. В нем, как и в других составляющих, целесообразно выделять когнитивный и эмоциональный компоненты. Кроме того, в психологическом благополучии обобщенно представлена актуальная успешность поведения и деятельности, удовлетворенность межличностными связями, общением.

Когнитивный компонент благополучия возникает при целостной относительно непротиворечивой картине мира у субъекта, понимании текущей жизненной ситуации. Диссонанс в когнитивную сферу вносит противоречивая информация, восприятие ситуации как неопределенной, информационная или сенсорная депривация.

Эмоциональный компонент благополучия предстает как переживание, объединяющее чувства, которые обусловлены успешным (или неуспешным) функционированием всей личности. Дисгармония в любой сфере личности вызывает одновременно и эмоциональный дискомфорт. Именно в нем достаточно полно отражено неблагополучие в разных сферах личности [33, c. 126].

Благополучие зависит от наличия ясных целей, успешности реализации планов деятельности и поведения, наличия ресурсов и условий для достижения целей. Неблагополучие появляется в ситуации фрустрации, при монотонии исполнительного поведения и других подобных условиях. Благополучие создают удовлетворяющие межличностные отношения, возможности общаться и получать от этого положительные эмоции, удовлетворять потребность в эмоциональном тепле. Разрушает благополучие социальная изоляция (депривация), напряженность в значимых межличностных связях [7].

Рефлексия ситуации и собственных возможностей (и притязаний), а также задействование механизмов самоотношения, самосознания приводят к изменению индекса субъективного благополучия. Несомненно, субъективное благополучие значительно расходится у лиц с разными притязаниями и самооценкой, а также их соотношением. Очевидно, чем выше уровень притязаний и меньше возможностей их реализации, тем ниже индекс субъективного благополучия, и напротив, чем больше возможностей их реализации, тем выше благополучие [29, с. 5].

Отсюда важным становится понимание того, что феномен субъективного благополучия в первую очередь связан не столько с потребностями и их реализацией, а субъективным отношением личности к возможности их удовлетворения, событиям жизни и самому себе. В разработке проблемы самосознания исследователи обращают внимание на информационное обеспечение благополучия. Так, И.С. Кон подчеркивает, что в рефлексивном «Я» наиболее тщательно регистрируются те мнения о себе, которые способствуют поддержанию устойчивости образа «Я» [20, c. 49].

В последнее время внимание исследователей обращается на то, что субъективное благополучие обеспечивается не только внутренним физическим и психическим благополучием, но и состоянием духовно-нравственного здоровья социальной среды. По мнению Л.Я. Косалса, субъективное благополучие личности зависит от уровня усвоенной социальной культуры, а также от состояния индивидуального и общественного физического, психического, интеллектуального и духовно-нравственного здоровья [27, c. 164].

Читайте также:  Здоровье диета при гастрите желудка

Такое понимание также имеет свои основания в классической психологии, в частности в работах психологов-гуманистов (А. Маслоу, К. Роджерс), утверждающих интегральное строение психологического здоровья человека, включающего оптимальное сочетание вышеназванных его показателей.

Термин «субъективное благополучие» широко используемый в зарубежной психологической литературе появился в отечественной психологии недавно. В нашей стране проблема субъективного благополучия практически не изучена, хотя имеет глубокие исторические корни. Хотя оценка человеком своей жизни, его эмоциональное отношение к ней являлись темой многих философских, социологических и психологических исследований.

Согласно представлениям отечественных исследователей, психологическое содержание понятия психологического благополучия личности многогранно и многоаспектно. Субъективное благополучие является характеристикой личности. Здесь имеет место своего рода «соотношение личности с жизнью», в котором, по образному замечанию К.А. Абульхановой-Славской, и надо искать психологические определения личности [1, c.100]. Чем богаче, разнообразнее жизнь субъекта, чем определеннее позиция личности в жизни, тем сложнее структурная композиция субъективного благополучия и, очевидно, тем глубже внутренний мир человека и богаче его отношения с другими. Конечно же это не означает, что субъективное благополучие – прерогатива личностей исключительного, уникального склада; необходимо понимать, что оно может по-разному проявляться и соответственно детерминироваться в зависимости от того или иного уровня взаимодействия личности с миром, в зависимости от того или иного уровня ее организации.

Субъективное благополучие является и категорией субъектности человека, в которой слиты воедино и восприятие, и оценка, и соотнесение, и другие процессы, обусловленные через многократные опосредования внешними и внутренними детерминантами; речь идет, прежде всего, о субъективности отношений личности. Вместе с тем, как заметил В.Э. Чудновский [48, с. 3], необходимо признать, что своеобразный, специфически целостный внутренний мир человека, имеющий свои закономерности, свои тенденции развития возникает на основе объективных связей и условий. С другой стороны, объективация внутреннего мира в поведении, деятельности, по сути, и становится основой для переживания благополучия или неблагополучия.

Поскольку субъективное имеет и свою активную сторону, оно не только порождается событием, но воздействует на него [12, c.17], субъективное благополучие обладает достаточно весомым активным началом. Как удовлетворенность, так и неудовлетворенность предметной деятельностью, отношениями или собой могут становиться катализаторами той или иной активности. В результате пополнения опыта переживания удовлетворенности или неудовлетворенности может сформироваться и стремление (склонность) личности, реализующей свою субъектность, либо к удовлетворенности, либо к избеганию неудовлетворенности. Вполне очевидно, что это не одно и то же. В основе этих явлений лежат разные мотивы; и результатом соответствующей активности будут совершенно не обязательно одинаковые явления. Такая постановка вопроса требует эмпирического разрешения, позволяющего определить не только мотивационные векторы, но и целый комплекс поведенческих выходов данной субъективной ситуации.

Понятие «субъективность» отражает характеристики внутреннего мира человека; соответственно, когда речь идет о субъективном благополучии, необходимо особенно обратить внимание на характер установления самим человеком (субъектом) связей между отражаемыми оценочными характеристиками внешних объектов и явлений, включая и объективные эффекты собственного поведения (внешние инстанции) и характеристиками внутреннего мира (внутренние инстанции).

Социально-психологический анализ субъективного благополучия предполагает рассмотрение этого явления во всей совокупности внешних и внутренних инстанций, системе социальных связей и отношений личности. Как отмечал Б.Ф. Ломов, в социальной психологии субъективность раскрывается через анализ личности, прежде всего личностных отношений индивида к социальным событиям.

Речь не просто о переживании благополучия или неблагополучия, но о тех процессах, которые в определенной степени являются его детерминантами и которые сами оказываются под влиянием субъективно переживаемого благополучия. Как известно, взаимоотношения человека с другими, его поведение и профессиональная деятельность подвержены влиянию со стороны системы отношений. Личность и характеризуется как система отношений. И приобретает в этом смысле особое значение тезис о том, что отношения человека «представляют сознательную, избирательную, основанную на опыте, психологическую связь его с различными сторонами объективной действительности». Эта связь «выражается в его действиях, реакциях и переживаниях» [1, c.50-51].

Определимся, в самых общих чертах не претендуя на полноту, что есть субъективное благополучие. По мнению P.M. Шамионова, субъективное благополучие — понятие, выражающее собственное отношение человека к своей личности, жизни и процессам, имеющим важное значение для личности с точки зрения усвоенных нормативных представлений о внешней и внутренней среде и характеризующееся ощущением удовлетворенности [50, c. 187].

Родственными понятиями для субъективного благополучия, часто употребляемыми в научной литературе, являются понятия «оптимизм», «удовлетворенность жизнью», «счастье». В большинстве вышеперечисленных исследованиях «субъективного благополучия» (subjectivewell-being – SWB), данное понятие рассматривается как синонимичное понятию «счастье».

Наиболее общее психологическое определение счастья связано с пониманием его как ощущения полноты бытия, радости и удовлетворенности жизнью, лежащих в основе оптимального, здорового и эффективного функционирования личности [23, c. 114].

Определение психологического благополучия, содержащееся в работах различных авторов, можно сгруппировать в три категории:

Нормативное благополучие, которое определяется по внешним критериям, таким как добродетельная «правильная» жизнь. Условием благополучия является степень соответствия той системе ценностей, которая принята в данной культуре. Человек ощущает благополучие, если он обладает некоторыми социально желательными качествами.

Определение психологического благополучия сводится к понятию удовлетворенности жизнью и связывается со стандартами респондента в отношении того, что является хорошей жизнью. Благополучие является глобальной оценкой качества жизни человека в соответствии с его собственными критериями. Это определение подразумевает, что благополучие — это гармоничное удовлетворение желаний и стремлений человека.

Третье значение понятия психологического благополучия тесно связано с обыденным пониманием счастья, как превосходства положительных эмоций над отрицательными. Это определение подчеркивает приятные эмоциональные переживания, которые либо объективно преобладают в жизни человека, либо человек субъективно склонен к ним.

Понятие психологического благополучия очень неоднозначно, Э. Динер, анализируя литературные данные, выделил следующие признаки субъективного благополучия:

1. Субъективность. Это означает, что субъективное благополучие существует внутри индивидуального опыта.

2. Позитивность измерения. Субъективное благополучие — это не просто отсутствие негативных факторов, что характерно для большинства определений психического здоровья. Необходимо наличие определенных позитивных показателей.

3. Глобальность измерения. Субъективное благополучие обычно включает глобальную оценку всех аспектов жизни личности в период от нескольких недель до десятков лет.

Именно психологическое отношение личности к жизни, её коллизиям и изменениям определяет душевное и моральное удовлетворение собственной жизнью, даже в том случае, когда объективные характеристики говорят об обратном.

Исследователи различают три варианта субъективного благополучия: физическое, психологическое и социальное. Такое понимание родилось не случайно. Оно согласуется с подходами психологов к внутренней структуре личности, включающих неразрывное единство трех «Я»: физическое «Я», социальное «Я» и духовное «Я». Физическое «Я» включает телесную организацию и все материальное, чем обладает человек. Структуру социального «Я» составляют роли, нормы и стремление человека к обществу. Духовное «Я» — это «полное объединение отдельных состояний сознания, конкретно взятых духовных способностей и свойств» [40, c. 222].

В изучении субъективного благополучия невозможно отрывать друг от друга различные компоненты «Я»: субъективное благополучие включает все выделенные аспекты. Поскольку мы говорим о субъективном благополучии личности, оно естественно включает социально-нормативные ценностные установки, реализация которых предопределена всей совокупностью условий ее социализации, (как в субъективном, так и в объективном планах) равно как и реализацию потребностей, также имеющих социальный контекст, наконец, глобальную оценку своего существования на основе соотнесения частных и обобщенных представлений о своей жизни и самореализации в ней с «эталонными представлениями», усваиваемыми в процессе социализации. В понятие субъективного благополучия необходимо включать и конкретные формы поведения, которые позволяют улучшать качество жизни на всех уровнях (физическом, социальном и духовном) и позволяют достигать высокой степени самореализации [43, c. 145].

Результаты множества исследований детерминант субъективного благополучия личности, проведенных как в отечественной (в т.ч. и нами), так и в зарубежной психологии, свидетельствуют в пользу высокой значимости профессионально-трудового фактора. Прежде всего это касается наличия труда, о чем свидетельствуют результаты исследования М. Аргайла, К. Муздыбаева и др., в которых показано, что работающие в большей степени удовлетворены жизнью, чем безработные (это не вполне относится к пенсионерам, поскольку те по-разному воспринимают прекращение трудовой деятельности в зависимости от отношения к ней).

Однако применительно к профессиональной сфере психологическое благополучие приобретает характеристику как личности, ее отношений и взаимоотношений, так и объекта труда. В исследованиях отечественных психологов последних десятилетий четко прослеживается мысль об интегрированности этого образования. Поэтому представляется необходимым обращение к анализу тех составляющих его элементов, которые обладают качествами самой системы.

Прежде всего это относится к понятию «удовлетворенность трудом». В психологических словарях оно определяется как эмоционально-оценочное отношение личности или группы к выполняемой работе и условиям ее протекания. Вместе с тем его можно квалифицировать и как эмоционально окрашенное психическое состояние. Как известно, между отношением и состоянием существует неразрывная связь. Поэтому вполне определенно под удовлетворенностью можно понимать как отношение людей, так и их эмоциональное состояние (А.Г. Асмолов). Удовлетворенность трудом является интегративным показателем, отражающим благополучие личности в профессионально-трудовой деятельности. Вместе с тем имеется ряд исследований, в которых удовлетворенность трудом, наряду с состоянием самореализованности, рассматривается в качестве компонента подструктуры личности профессионала, обеспечивающей профессиональную идентичность личности. По мнению Ю.П. Поваренкова, высшим проявлением профессиональной идентичности личности является профессиональное счастье [9, c.89].

Удовлетворенность профессиональной деятельностью и собой является, по мнению Л.М. Митиной, основным психологическим механизмом поведенческой подструктуры самосознания. Применительно к профессиональной деятельности специалиста помогающей профессии она (удовлетворенность) понимается как соотношение между мотивационно-ценностной сферой личности работника и возможностью успеха деятельности по реализации ведущих мотивов. Как видим, в таком понимании удовлетворенность получает и некоторое расширительное толкование, в уточнение ее понимания В.Н. Мясищевым. Однако удовлетворенность как таковая не стала предметом эмпирического изучения Л.М. Митиной [30].

Н.В. Лазаревой предпринято исследование зависимости удовлетворенности трудом от оценки достаточности и справедливости оплаты труда. На основе экспериментального исследования автором установлено, что имеется прямая связь между постоянным ростом заработной платы и ростом удовлетворенности трудом; в случае «привыкания» к определенному уровню материального вознаграждения происходит изменение представления о его ценности и адекватности затрачиваемым усилиям. Вместе с тем в исследовании подчеркивается, что уровень удовлетворенности тем или иным фактором труда есть результат реализации значимых мотивов труда в процессе взаимодействия их с условиями, которые обеспечивает организация.

В не меньшей степени на уровень субъективного благополучия оказывает влияние и система отношений в процессе реализации труда, где можно обозначить и психологические, и социально-психологические факторы, которые в немалой степени влияют на переживание удовлетворенности трудом. Индивиды, обладающие развитыми социальными навыками, счастливее, потому что способны строить и поддерживать удовлетворительные социальные отношения [2]. Последние особенно важны в профессиях типа «человек-человек», где профессионально важными являются способность устанавливать контакты, эффективно взаимодействовать с другими и ряд других свойств.

Что же касается влияния субъективного благополучия личности на другие психические образования, то здесь еще больше вопросов. Есть немногочисленные исследования, в которых обнаруживаются интересные данные. В частности, в исследовании М.В.Демина показано, что рост удовлетворенности профессией может рассматриваться в качестве фактора, позитивно влияющего на степень стрессоустойчивости работников [8, с. 87]. В целом, как показывают исследования Л.В. Куликова [26, с. 13], субъективное благополучие оказывает влияние на различные параметры психического состояния, успешность деятельности, эффективность межличностного взаимодействия. В исследовании Е.А. Углановой отмечено влияние субъективного экономического благополучия на оценку качества жизни. Однако сегодня требуется углубление исследований, направленных на выявление места удовлетворенности и неудовлетворенности в системе всей жизнедеятельности субъекта.

Субъективное неблагополучие (в большей степени, поскольку благополучие обычно не становится фактором излишней рефлексии) вынуждает субъекта к поиску причин его переживания. Не все они в реальности осознаваемы, но атрибуция и не требует того, чтобы найти исходные «истинные» причины (можно остановиться и на «правдивых»). Вместе с тем субъективные представления о причинно-следственных отношениях реальных событий и ситуаций, приведших к результатам, порождающим переживание благополучия/неблагополучия, и становятся основанием дальнейших действий [25 – c. 37]. Речь идет не о реакции, а именно действии, основанном на совокупности ценностных и смысловых ориентаций, отношений, предпочтений, позиций, т.е. об объективации, пользуясь терминологией З.И. Рябикиной, субъективного.

Резюмируя вышесказанное, отметим необходимость анализа всего процесса социализации, его «узловых», критических моментов, когда происходит перестройка системы жизнеотношений субъекта, его механизмов и эффектов, в целом динамики, а также объективных характеристик деятельности и труда для установления всей совокупности структурных связей и места в этой системе субъективного благополучия личности.

Таким образом, психологическое благополучие личности представляет собой интегральное социально-психологическое образование, включающее оценку и отношение человека к своей жизни и самому себе. Оно включает когнитивный, эмоциональный, поведенческий компоненты и характеризуется субъективностью, позитивностью и глобальностью измерения. В исследованиях психологов, социологов, философов рассматриваются различные аспекты субъективного благополучия. При этом в центре внимания исследователей оказываются потребности и ценности, осознание их, своего поведения и результата деятельности по их удовлетворению, вызывающее определенное состояние (удовлетворенность, счастье, позитивные эмоции).

Особенности стрессоустойчивости у лиц, помогающих в профессии

Исследования в области психологических проявлений и последствий стресса являются в настоящее время одной из наиболее актуальных тем, бурно разрабатывающихся на стыке биологии, медицины, экологии, социологии и психологии.

На первых этапах изучение различных способов и механизмов адаптации человека к требованиям деятельности и условий ее выполнения, непосредственно связанное с проблематикой стресса, выглядело как «прорастание» классических постулатов теории Г. Селье в сферу анализа разных форм человеческой активности. Вместе с тем попытки прямого переноса концептуального аппарата Г.Селье на анализ конкретных ситуаций и феноменов профессиональной жизни натолкнулись на серьезные ограничения. Это потребовало разработки новой теоретической базы и методических парадигм для исследования психологического стресса. Попытавшись систематизировать калейдоскоп различных точек зрения и исследовательских традиций, мы выделили три основных подхода к анализу психологического стресса: экологический, транзактный и регуляторный.

Все три подхода можно соотнести в рамках создания единой методологии изучения психологического стресса: (1) экологический подход соответствует уровню макроанализа проявлений стресса и дает целостное описание факторов риска в терминах причинно-следственных отношений; (2) транзактный подход направлен на анализ уровня промежуточного опосредования стресса индивидуально-психологическими особенностями человека и личностным опытом преодоления стрессовых ситуаций; (3) регуляторный подход реализует уровень микроанализа выполнения конкретных задач и поведенческих актов, отражающих специфику психологических механизмов адаптации к стрессогенным условиям.

В нормальных условиях в ответ на стресс у человека возникает состояние тревоги, смятения, которое является автоматической подготовкой к активному действию: атакующему или защитному. Такая подготовка осуществляется в организме всегда, независимо от того, какой будет реакция на стресс — даже тогда, когда не происходит никакого физического действия. Импульс автоматической реакции может быть потенциально небезопасен и приводит организм в состояние высшей готовности. Сердце начинает биться учащенно, повышается кровяное давление, мышцы напрягаются — вы готовы обороняться. Вне зависимости от того, серьезна опасность (угроза жизни, физическое насилие) или не очень (словесное оскорбление), в организме возникает тревога и в ответ на нее — готовность противостоять.

Если говорить о стрессоустойчивости, то, прежде всего, определим это понятие. Б.Х. Варданян определяет стрессоустойчивость как особое взаимодействие всех компонентов психической деятельности, в том числе эмоциональных. Он пишет, что стрессоустойчивость «. можно более конкретно определить как свойство личности, обеспечивающее гармоническое отношение между всеми компонентами психической деятельности в эмоциогенной ситуации и, тем самым, содействующее успешному выполнению деятельности» [2, с. 24].

На одну из существенных сторон стрессоустойчивости обращает свое внимание П.Б. Зильберман, говоря о том, что устойчивость может быть нецелесообразным явлением, характеризующим отсутствие адекватного отражения изменившейся ситуации, свидетельствующим о недостаточной гибкости, приспособляемости. Он же предлагает свою и, на наш взгляд, одну из самых удачных трактовок стрессоустойчивости, понимая под ней «..интегративное свойство личности, характеризующееся таким взаимодействием эмоциональных, волевых, интеллектуальных и мотивационных компонентов психической деятельности индивидуума, которое обеспечивает оптимальное успешное достижение цели деятельности в сложной эмотивной обстановке» [5, с. 20].

Безусловно, во многом развитие стрессовой реакции определяется природой стрессора, его качественными и количественными характеристиками. Но мы говорили и о том, что само наличие стрессора еще не обусловливает раз­витие у человека стрессовой реакции.

Читайте также:  Какие есть факторы риска для здоровья человека

Эпидемиологические и клинические наблюдения сви­детельствуют о том, что в человеческой популяции суще­ствует не менее 30% индивидов, сохраняющих нормальные физиологические показатели даже при длительных и ост­ро выраженных напряжениях. Все это указывает на то, что в живых организмах есть механизмы устойчивости к различ­ного рода стрессам. Вследствие познания этих механизмов возможна выработка адекватных методов реабилитации, способных поднять устойчивость человека к воздействию стрессовых факторов (стрессоустойчивость).

Многие исследователи склонны считать стрессоустой­чивость результатом тренировок, однако, не следует отри­цать, что у каждого человека есть определенный набор личностных черт и физиологических особенностей, кото­рые определяют его устойчивость к стрессу. К наиболее известным физиологическим особеннос­тям, обеспечивающим повышенную стрессоустойчивость, относят:

Тип нервной системы. Люди со слабым типом не­рвной системы менее устойчивы к стрессу. У крайних ти­пов (холериков, меланхоликов) адаптация к воздействию стрессоров не является стойкой. Рано или поздно факто­ры, воздействующие на психику, приводят к развитию не­врозов, которые характеризуются дезорганизацией как психических, так и вегетативных функций. Как правило, у меланхоликов стрессовые реакции чаще всего связаны с возбуждением конституции, например, тревогой или испугом, фобией или невротической тревожностью, ха­рактеризуются нервозностью и бессонницей. У холери­ков типичная стрессовая реакция — гнев, страх неудачи и потери контроля, боязнь совершить ошибку. У флегматиков под действием стресса снижается активность щитовидной железы, замедляется обмен веществ и может повышаться содержание сахара в крови. В стрессовых ситуациях они «нажимают» на еду, в результате чего мо­гут становиться тучными. Наблюдается состояние «ум­ственной тяжести», вялости, пересыпания. Сильная нервная система сангвиников позволяет им легче всех справляться со стрессом.

Гормональные особенности. Люди с пониженным уров­нем кортизола в крови менее подвержены воздействию стресс-факторов. Данная особенность наблюдается и у животных. Проводимые в дикой природе эксперименты показали, что в стаде обезьян вершину иерархической ле­стницы возглавляет самец с наименьшим уровнем корти­зола в крови, что делает его способным к быстрым реакциям на угрозу и способствует повышенной выживаемости. Известно, что высокий уровень кортизола не толь­ко предрасполагает к сердечнососудистым заболеваниям или раку (в зависимости от генетической предрасположен­ности и влияния среды), но также повышает вероятность депрессивного, меланхолического настроения.

Некоторые личностные черты, обусловливающие повы­шенную стрессоустойчивость:

Уровень самооценки. Чем выше самооценка, ощуще­ние важности своего существования, тем больше стрессо­устойчивость.

Уровень субъективного контроля (характеристика степени независимости, самостоятельности и активнос­ти человека в достижении своих целей, его личной ответ­ственности за свои действия и поступки). Интерналы считают, что способны влиять на ситуацию, они занимают позицию «Я — не жертва» и берут ответственность за про­исходящее в свои руки. Тем самым они менее подверже­ны стрессовым влияниям, чем экстерналы, которые воспринимают ситуацию как результат внешних обстоя­тельств и, соответственно, более уязвимы.

Уровень личностной тревожности (устойчивой склонности воспринимать большой круг ситуаций как уг­рожающие и реагировать на них состоянием тревоги). Тре­вожность не является изначально негативной чертой. Определенный уровень тревожности — естественная иобязательная особенность активной личности, поддержи­вающая инстинкт самосохранения. При этом высокая личностная тревожность тесно связана с наличием невро­тического конфликта, с эмоциональными срывами и пси­хосоматическими заболеваниями. Поэтому открытость, интерес к изменениям и отношение к ним не как к угрозе, а как к возможности развития на фоне адекватного уровня личностной тревожности приводит к повышению стрессоустойчивости.

Баланс мотивации достижения и избегания. Люди, мотивированные на достижение чего-либо, легче перено­сят стрессовую ситуацию, чем люди, мотивированные на избегание неудач. В 60-е годы XX столетия считали, что трудоголики с сильной хваткой, цепкие и агрессивные натуры более предрасположены к болезням сердца. Эту группу стали называть «личности типа А». Для них характерны нетер­пеливость, подвижность, раздражительность, дух сопер­ничества, честолюбие. Людей данного типа принято относить к зоне риска по возникновению негативных по­следствий стресса. Надеясь побольше «выжать» из своего дня, тип А стре­мится все делать быстро, чтобы сохранить время. Люди этого типа едят, ходят, водят машину и говорят в ускорен­ном темпе [8, c. 132].

Тип А практикует «полифазность», то есть делает два или более дел в одно время. Например, некоторые мужчины типа А бреются и принимают ванну одновременно или ис­пользуют две электрические бритвы, чтобы сэкономить время. А некоторые женщины типа А сушат волосы двумя фенами по той же самой причине. Это люди типа А под­писывают бумаги и в это время говорят по телефону на со­вершенно отвлеченные темы.

Люди типа А своеобразно ведут себя в ситуации выбо­ра. Например, в супермаркете покупатель типа А по мере приближения к кассе будет колебаться, прежде чем вы­берет очередь. Он обратит внимание на количество жду­щих людей, оценит число предметов в каждой тележке и эффективность действий кассиров. И исходя из всех этих фактов, тип А предпочтет самую «быструю» оче­редь. Вы думаете, что после этого он успокоится? Вмес­то того чтобы спокойно ждать, личности типа А станут внимательно наблюдать за движением других очередей, чтобы удостовериться, не ошиблись ли они в выборе. Уро­вень их стрессовых гормонов растет, когда они видят, что другие очереди двигаются быстрее. Они неистово злят­ся, если их очередь задерживается кем-то, кто проверяет цены по чеку, и буквально «взрываются», когда их оче­редь наконец-то подошла, а лента в кассовом аппарате за­кончилась. По мнению ряда ученых, в опасности не все энтузиас­ты и трудоголики, а только те, кто враждебно относится к миру. Таким образом, тип А подразделяется на тип А Враждебный и тип А Усердный. В отличие от людей первого типа, которые достаточно агрессивно настроены к миру, люди второго типа рассматривают любую незна­комую ситуацию как вызов, а не как угрозу. Они исполь­зуют эту возможность для развития, ждут перемен к лучшему, много для этого делают, считают, что способны сами управлять своей жизнью, и, как правило, менее под­вержены стрессу.

Люди типа В спокойны и не раздражительны. Они не так реактивны, как тип А, но это вовсе не означает, что тип В менее честолюбив и не стремится к успеху. Просто у них другие методы достижения целей. Даже в значимой ситуации люди типа В не паникуют, не теряют самообла­дания и не действуют в состоянии повышенной тревож­ности. Они не создают себе ненужного стресса, спокойно реализуют свои возможности, и, как следствие, их здоро­вье вне опасности.

Исследователи стресса выделили еще один тип лич­ности — «вечно рискующие», или «искатели приключе­ний» (люди типа Т). Их легко можно узнать, поскольку именно они постоянно в поисках приключений, о кото­рых другие даже не помышляют. Например, таких, как прыжки с парашютом или полеты на дельтаплане. Они всегда считают, что «стакан наполовину полон», и не под­даются стрессу [34].

Итак, стресс – это психофизиологическая реакция, которая является неотъемлемой частью нашей жизни, стресс имеет способность закалять психику человека и подготавливать его к более сложным ситуациям в будущем. Как следует из приведенных определений стрессоустойчивости, данный феномен (качество, черта, свойство) рассматривается в основном, с функциональных позиций, как характеристика, влияющая на продуктивность (успешность) деятельности. Среди факторов стрессоустойчивости – психофизиологические особенности, отношение к работе, тип личности.

Анализ теоретических и эмпирических исследований позволил выделить внешние, объективные факторы эмоцио­нального выгорания, связанные с дея­тельностью медицинских работников, и внутренние, субъектив­ные — это те индивидуальные особен­ности личности профессионала, которые влияют на процесс возникновения и развития выгорания [4, с. 23-25].

К организационным факторам относят специфику профессиональной деятельности. А также особенностей её организации.

Особенностями труда медицинского работника являются непроизводительный его характер (с точки зрения экономики), необходимость постоянного общения с большим количеством людей, значительная интеллектуальная нагрузка, большой объём памяти, элементы творчества в работе и ответственность за здоровье и жизнь других людей. И как отмечают Л.В. Донская и Э.Э. Линчевский, выраженность именно этих профессиональных качеств является, с одной стороны, основой профессиональной эффективности, но в то же время и причиной высокой физиологической стоимости работы [4].

В профессии медицинского работника необходимой и важной социально-психологической составляющей его деятельности и успеха в ней является общение его с пациентом. И это необходимо врачу отчетливо осознавать. Диагностическое и лечебное общение формируется на негативном эмоциональном фоне, обусловленном тем, что поводом для встречи врача и пациента становится проблема или симптом. Негативные эмоциональные переживания облигатно входят в структуру любой проблемы или симптома, так как они сигнализируют о каких-то отклонениях или нарушениях в деятельности личности или организма.

Практически все авторы учебников по медицинской психологии, например Н.В. Канторович, В.А. Ташлыков, К.Д. Ефремов и др., указывают, что эмоциональный самоконтроль, психическая уравновешенность и уверенность в себе являются важными качествами, необходимыми врачу при общении с больными [6, c. 22].

В профессиограмме медицинских работников отмечают, что кроме необходимых профессиональных знаний и умений медицинская сестра должна обладать определенными психическими качествами и личностными свойствами. Специфические требования, предъявляемые медицинской профессией к психике человека, можно объединить в психограмму, где наряду с такими качествами как интерес к профессии, дисциплинированность, наблюдательность, трудолюбие, вежливость, общительность, оперативная память, концентрация внимания и другие, стоят самообладание и находчивость в трудных ситуациях [16].

В.К. Овчаров отмечает, что работа врачей постоянно сопровождается факторами психоэмоционального и физического напряжения. Анализ причин психоэмоционального напряжения показывает, что оно связано с необходимостью принимать срочные решения по диагностике, лечению, оперативному вмешательству, частыми ночными дежурствами, работой с больными находящимися в крайне тяжелом состоянии, ответственностью за здоровье и жизнь других людей, обилием стрессовых ситуаций и другими причинами. В наибольшей мере психоэмоциональное напряжение характерно для хирургов, акушеров-гинекологов стационара и родильного дома, психиатров стационара и диспансера, врачей скорой медицинской помощи.

В своей профессиональной деятельности врач должен следовать принципам медицинской этики и деонтологии. Они определяют законы морали и нравственности, нарушение которых зачастую не ведет к уголовной или административной ответственности, но приводит к нравственному суду, «суду чести» [7, с. 294]. Это принципы не причинения вреда, сохранение профессиональной тайны, уважение личности пациента, честность и правдивость и др. [11].

На эмоциональную сферу медицинских работников оказывают влияние неблагоприятные организационные факторы и условия работы. Психологи Л.В.Донская и Э.Э. Линчевский на основании анкетного и личного опроса говорят о неблагоприятном режиме рабочего дня хирургов различных больниц, о неудовлетворительном микроклимате операционных, а также приводят специфические жалобы опрошенных, связанные с самой работой: боли в области спины и поясницы, в ногах, в мышцах кистей рук, плечевого пояса, жалобы на утомление, нарушение сна [4].

Наиболее полно на негативные моменты организации в системе здравоохранения указывает А.Н. Орлов. Он пишет: «На общение врача и больного влияют негативные моменты узкой специализации, обилие лечебно-диагностических, научно-технических средств, коммуникативных средств связи, значительные нормативные функциональные нагрузки прямого назначения (диагностика и лечение) и многочисленные виды работ, имеющих второстепенное значение (выполнение обязанностей менее квалифицированных медицинских работников, работы делопроизводителя, хозяйственника, канцеляриста и другое). Эти факторы в совокупности затрудняют личную, непосредственную, эмоциональную связь врача с больным, притупляют сопереживание, сочувствие, соболезнование, усложняют процесс врачевания»[13, с.74-75]. Также он указывает, что определенный вред делу врачевания наносят нерациональный график работы, неудовлетворительные формы и методы внутриучрежденческой связи, трудности материально-технической базы, временный дефицит кадров (за счет болезни врачей, убывших сотрудников на учебу, на медосмотры), постоянная нехватка врачей, медсестер, санитарок. Большой удельный вес рабочего времени врач отводит бумаготворчеству, канцелярской работе, всевозможным заседаниям, разнообразным мероприятиям общественного плана. В обоюдном процессе общения врача и больного могут быть трудности, обусловленные негативным, потребительским настроением, неэтичными проступками больных, неумением их общаться с врачом, медсестрой, санитаркой.

Как видно, специфика медицинского труда связана с немалой нервно-эмоциональной нагрузкой для исполнителя. В.К. Овчаров отмечает, что при сравнительном анализе трудовой деятельности различных категорий персонала наибольшую вероятность развития стрессов показали врачи. Причины их – конфликты, большая ответственность и личный риск, физические перегрузки, внутренний конфликт из-за столкновения служебных, профессиональных и семейных интересов, а также необходимость эмоциональной разрядки после общения со старшими, более опытными коллегами, с ближайшими родственниками больных.

Э. Голизек пишет: «Медицинские сестры тоже испытывают опустошение, но по другим причинам. Им приходится иметь дело не только со страждущими пациентами, но и с находящимися под воздействием стресса врачами. Этот двойной источник стресса часто является причиной того, что сестры чувствуют себя перегруженными и недооцененными. Молодые сестры начинают свою карьеру с необычайным энтузиазмом и идеализмом. Когда же они сталкиваются с недовольными, требовательными и неблагодарными пациентами или врачами, относящимися к ним как к людям второго сорта, их идеализм разбивается вдребезги. Одна из важнейших причин скорого опустошения медсестер – разрыв между ожиданиями и действительностью»[12, с.74].

В.Ф. Матвеев пишет о роли санитарки в стационаре. «Санитарка — первый помощник медсестры. Никому из персонала не приходится так много времени проводить с больным, как санитарке… . Не случайно их часто называют ласковым именем «нянечка». Роль санитарки в стационаре велика. В свою очередь она нуждается в должном отношении к ней, главным образом со стороны медицинской сестры. Медсестра в процессе своей работы обязана помогать санитарке медицинскими советами. Вовремя и достаточно тактично сделанное замечание, а также личный пример медицинской сестры приучают санитарку к четкому выполнению своих обязанностей. В настоящее время, когда медицинское обслуживание становится более сложным, санитарке необходимо знать основы санитарно-гигиенического режима больничных учреждений, что достигается повышением ее квалификации, подготовкой на курсах по специальной программе. Механизация труда санитарок не менее важная проблема, так же как и вопросы их морального и материального стимулирования» [11, c.137-138].

Таким образом, работа медицинского персонала постоянно сопровождается высоким нервно-эмоциональным и физическим напряжением. Постоянное общение с больными на негативном эмоциональном фоне приводит к снижению стрессоустойчивости у врачей, медсестер и младшего обслуживающего персонала. С другой стороны, важность стрессоустойчивости личности медицинских работников обусловлена такими факторами их работы, как повышенная ответственность за жизнь других людей, неблагоприятный психологический климат в коллективе, неудовлетворительные условия и содержание работы, невнимательное к проблемам сотрудников руководство и другие. Можно сказать, что работа врачей протекает в экстремальных условиях и это предъявляет особые требования к медперсоналу.

Специфика взаимосвязи психологического благополучия и стрессоустойчивости личности

Благополучие — это многофакторный конструкт, представляющий сложную взаимосвязь культурных, социальных, психологических, физических, экономических и духовных факторов. Этот сложный продукт — результат влияния генетической предрасположенности, среды и особенностей индивидуального развития. Такая формулировка благополучия наиболее соответствует определению здоровья, зафиксированному в преамбуле Устава Всемирной Организации Здравоохранения (1948): «Здоровье — это не только отсутствие каких-либо болезней и дефектов, но и состояние полного физического, психического и социального благополучия». Тогда вопрос заключается в определении понятия благополучия, которое рассматривалось в психологии в контексте изучения счастья, субъективного благополучия (Subjective Well-Being), удовлетворенности жизнью (Life Satisfaction) и качества жизни (Qualityo fLife)

К.Рифф (1995) решает вопрос: «Что значит быть благополучным с психологической точки зрения?» — на основании интеграции различных теорий, связанных с благополучием, предлагая обобщенную модель психологического благополучия, включающую шесть составляющих [14]:

ключевые измерения благополучия и их теоретические истоки позитивное отношение к себе и своей прошлой жизни (самопринятие — Self-Acceptance)

наличие целей и занятий, придающих жизни смысл (цели в жизни – Purposein Life)

способность выполнять требования повседневной жизни (компетентность – Environmental Mastery)

чувство непрекращающегося развития и самореализации (личностный рост – Personal Grouth)

отношения с другими, пронизанные заботой и доверием (позитивные отношения с другими – Positive Relationswith Others)

способность следовать собственным убеждениям (автономность — Autonomy) [14].

Подробно данные факторы описаны в табл. 1.

Определения измерений психологического благополучия

Характеристика человека, имеющего высокий балл

Характеристика человека, имеющего низкий балл

Обладает позитивным отношением к себе и своему прошлому; осознает и принимает разные стороны своего Я, включая как положительные, так и отрицательные качества

Не удовлетворен собой; разочарован своим прошлым; обеспокоен определенными личностными качествами; желает не быть тем, кем является

Позитивные отношения с другими

Получает удовлетворение от теплых, доверительных отношений с другими; заботится о благополучии других; способен к сильной эмпатии, привязанности и близости; понимает необходимость идти на уступки во взаимоотношениях

Читайте также:  Светодиодный фитосветильник для растений здоровья клад растущий

Недостаток близких, доверительных отношений с другими; ему трудно заботится о других, быть теплым и открытым; изолирован и фрустрирован в межличностных отношениях; не стремится идти на компромисс для поддержания важных связей с другими

Самоопределение и независимость; способен противостоять социальному давлению, мыслить и вести себя независимо; саморегулирует свое поведение; оценивает себя, исходя из личных стандартов

Озабочен ожиданиями и оценками других; при принятии важных решений опирается на суждения других; его мышление и поведение подвержено социальному давлению

Обладает чувством мастерства и компетентности в овладении средой; осуществляет разнообразные виды деятельности; способен выбирать или создавать подходящий контекст для реализации личных потребностей и ценностей

Трудно справляться с повседневными делами; чувствует, что не способен улучшить или изменить окружающие обстоятельства; не осознает возможности, предоставляемые окружающей средой; отсутствует чувство контроля над внешним миром

Имеет цели в жизни и чувство направленности; чувство осмысленности своего прошлого и настоящего; имеет убеждения, придающие жизни цель; у него есть основания и причины для того, чтобы жить

Нет чувства осмысленности жизни; недостаток целей, чувства направленности; не видит целей и в своем прошлом; отсутствуют воззрения и убеждения, придаюшие жизни смысл

Обладает чувством продолжающегося развития и реализации своего потенциала; видит свой рост и экспансию; открыт новому опыту; наблюдает все большее совершенствование себя и своего поведения с течением времени; изменения отражают все большее познание себя и эффективность

Чувство личностной стагнации; отсутствует ощущение улучшения и экспансии со временем; чувство скуки и незаинтересованности в жизни; чувствует себя неспособным приобретать новые установки и способы поведения

Если соотнести показатели, приведенные в данной таблице, становится очевидным, что они представляют собой также и показатели стрессоустойчивости.

Исследователи выделяют факторы, влияющие на переживание субъективного благополучия: психофизиологические (М. Аргайл), соматиче­ские (О.С. Копина); удовлетворенность жизнью (П.И. Яничев), уровнем при­тязания, самооценкой (Н.А. Растригина) и др.. По мнению Е. Дайнер субъек­тивное благополучие отражает оценку человеком своей жизни и включает в себя счастье, положительные эмоции, удовлетворённость жизнью и относи­тельное отсутствие негативных эмоций и настроений.

По мнению специалистов (Л.Г. Дикая, О.А. Конопкин, В.И. Моросанова, Р.Р. Сагиев) основой стрессоустойчивости как фактора психологического благополучия считают саморегуляцию человека, которая состоит из определенных звеньев (О.А. Конопкин) и стилистически разнообразна (В.И. Моросанова, Р.Р. Сагиев, Л.Г. Дикая). Другие авторы (Л. Мерфи, Р. Лазарус, С. Фолкман, Д. Амирхан, Н. Сирота и др.) относят к данной характеристике различные когнитивно обусловленные механизмы совладения со стрессом (копинг-механизмы) и механизмы психологической защиты (Н. Хаан).

Растущая стрессогенность современного общества, постоянное увеличение потока информации, нарастающие нагрузки на нервную систему и психику сотрудника помогающей профессии, интенсификация коммуникативных связей, высокий темп жизни как никогда выдвигают на первый план проблемы здоровья специалистов экстремального вида деятельности, так как психологические перегрузки превращаются в повседневную реальность при постоянной нехватке времени на восстановление сил [26].

Успешность деятельности сотрудника определяется его возможностями преодолевать негативное влияние как средовых, так и социально-психологических стресс-факторов (конфликтный характер работы, общественные отношения, конфликты во взаимоотношениях с коллегами, стиль поведения руководителя).

Общеизвестно, что стрессоустойчивость индивида состоит из двух блоков компонентов:

а) общепсихологический блок состоит из особенностей реагирования нервной системы (лабильность нервной системы, сила процессов торможения) и природно-детерминированных свойств личности (эмоциональной устойчивости-неустойчивости);

б) социально-психологический блок состоит из: доминирующих стратегий поведения в стрессовой ситуации (импунитивной направленности реакции во фрустрирующей ситуации и экстрапунитивной направленности поведения сотрудника), а также типа реакции в фрустрирующей ситуации (фиксация на самозащите, препятствии); социально-психологических свойств личности (экстраверсия, доброжелательность, добросовестность) [18 , c. 97].

Следует и выделить ряд внутренних факторов, влияющих на подверженность стрессам.

В результате ана­лиза исследователями были выявлены факторы снижения стрессоустойчивости связанные с индивиду­ально-психологическими и социально-психологическими детерминантами [4, c. 56-67].

Эмоциональная возбудимость (нейротизм), ха­рактеризующаяся частотой проявления реактивности и высокой степенью откликаемости, низким порогом пережива­ния дистресса, имеет сильную взаимо­связь со всеми компонентами эмоцио­нального выгорания. Сотрудники, обладаю­щие такими психодинамическими осо­бенностями личности, имеют тенденцию к снижению стрессоустойчивости.

Значимые отрицательные связи меж­ду компонентами саморегуляциии стресса указывают на то, что чем лучше развиты у медицинских работников представления о системе необходимых внешних и внутренних условий деятель­ности, умения программировать свои дей­ствия и поведение, чем адекватнее оцен­ка себя и результатов своей деятельно­сти, чем выше уровень развития регуляторной гибкости (способности перестраивать систему саморегуляции в свя­зи с изменением внешних и внутренних условий) и, в целом, чем выше сформированность навыков и умений осо­знанной саморегуляции, тем ниже будет уровень стрессоустойчивости.

3. Связи между ценностями и компонентами стрессоустойчивости свидетельствуют о том, что рас­согласование в ценностной сфере работника, когда важность жизненных ценно­стей и целей не совпадает с возможно­стью их реализации в профессиональ­ной деятельности, негативно сказывает­ся на эмоциональной сфере работника, вы­зывая интенсивные отрицательные эмо­циональные переживания, что в итоге приводит к психоэмоциональному ис­тощению. Невозможность найти смысл жизни в работе приводит к отдалению от других субъектов деятельности и сни­жению профессиональной мотивации.

4. Выявлены связи между стрессоустойчивостью и экстраверсией свидетельствующие о том, что интровертированные, мало­общительные, сдержанные люди имеют тенденцию к развитию стресса, в первую очередь таких его компонентов, как психоэмоциональное истощение. Здесь можно говорить о том, что выраженная интровертированность, характе­ризующаяся спокойствием, склонностью к уединению, дистанцированностью в общении, стремлением к упорядоченно­сти, не соответствует интенсивной, на­сыщенной разнообразными событиями и эмоциями, связанной с необходимо­стью активной коммуникации по гори­зонтали и по вертикали профессиональной деятельности. Такое несоответствие мо­жет привести к эмоциональному исто­щению, психофизическому утомлению и стремлению уменьшить количество кон­тактов, а поскольку это невозможно, то личностно отдалиться, отгородить себя от чрезмерного общения через объекти­вацию своих коллег и пациентов [17].

Показатели стрессоустойчивости (самочувствие, активность, настроение, уровень депрессии, отношение к работе) тесно связаны с индивидуально-психологическими осо­бенностями — нейротизмом и рассогла­сованием в ценностно-мотивационной сфере работников помогающих профессий (значимых ценностей с возможностью их реализации в профес­сиональной деятельности), а также с эмо­циональным компонентом социально-психологического климата коллектива и стимулированием труда медика, что поз­воляет выделить их в качестве основных детерминант, обусловливающих возник­новение и развитие выгорания.

В результате анализа Борисовой [4, c. 45-46] был вы­делен системообразующий фактор профессионального стресса. Этот наиболее значимый для представленной совокуп­ности показателей фактор включает все структур­ные компоненты неблагополучия эмоциональной сферы, а также ценностно-мотивационные особенности – показатели терминальных и инструментальных ценнос­тей. Сред­ний факторный вес обнаруживает пока­затель отсутствия контроля над эмоция­ми. Низкий уровень значимости связи с фактором эмоционального выгорания выявлен по показателям общей эмоцио­нальности, эмоциональной возбудимо­сти, показателям моделирования, про­граммирования и гибкости саморегуляции, поведенческому компоненту соци­ально-психологического климата, пока­зателям стимулирования труда и про­фессионального роста.

Исходя из этого, мож­но говорить о том, что степень сопротивления профессиональному стрессу медиков обусловливается, прежде всего, индивидуально-личностны­ми особенностями. Это, во-первых, на­личие рассогласования в ценностно-мо­тивационной сфере работника, в частнос­ти, невозможность реализации в про­фессиональной деятельности жизненных смыслообразующих ценностей и значи­мых свойств личности, типов поведения и предпочтительного образа действий; во-вторых, высокий уровень нейротиз­ма — эмоциональной неустойчивости личности как психодинамической харак­теристики. Эти особенности являются системными детерминантами возникно­вения и развития эмоционального вы­горания работников помогающих профессий, среди них: неумение контролировать эмоциональное состо­яние, неразвитость навыков моделиро­вания значимых для достижения цели условий, программирования своих дей­ствий, недостаточная гибкость саморе­гуляции.

Вывод по главе 1

Теоретический анализ психолого-педагогических, социологических источников позволил сделать следующие выводы.

Определение психологического благополучия, содержащееся в работах различных авторов, можно сгруппировать в три категории:

1. Нормативное благополучие, которое определяется по внешним критериям, таким как добродетельная «правильная» жизнь.

2. Определение психологического благополучия сводится к понятию удовлетворенности жизнью и связывается со стандартами респондента в отношении того, что является хорошей жизнью. Благополучие является глобальной оценкой качества жизни человека в соответствии с его собственными критериями.

3. Третье значение понятия психологического благополучия тесно связано с обыденным пониманием счастья, как превосходства положительных эмоций над отрицательными.

Стрессоустойчивость – это самооценка способности и возможности преодоления экстремальной ситуации связана с ресурсом личности или запасом, потенциалом различных структурно-функциональных характеристик, обеспечивающих общие виды жизнедеятельности и специфические формы поведения, реагирования, адаптации и т.д.

Профессиональный стресс медицинских работников формируется в профессиональной деятельности под влиянием различных факторов (внешних, внутренних, организационных, личностных, ролевых) является показателем личностно-профессиональной дезадаптации медицинского работника.

Между стрессоустойчивостью и психологическим благополучием существует взаимосвязь.

Глава 2. Эмпирическое исследование взаимосвязи психологического благополучия и стрессоустойчивости

    Этапы исследования, характеристика выборки

    Цель: изучить взаимосвязь психологического благополучия и стрессоустойчивости личности

    Объект: медицинские работники станции скорой медицинской помощи города Кирова, 40 человек.

    Предмет: взаимосвязь психологического благополучия и стрессоустойчивости личности.

    Гипотеза: существует взаимосвязьпсихологического благополучия и стрессоустойчивости личности.

    теоретический анализ литературы по проблеме исследования;

    формирование выборки медицинских работников в количестве 40 человек;

    диагностика психологического благополучия и стрессоустойчивости личности;

    анализ взаимосвязи психологического благополучия и стрессоустойчивости.

    В экспериментально-психологическом исследовании приняли участие испытуемые в возрасте от 25 до 45 лет в количестве 40 человек (20 женщин, 20 мужчин), медицинские работники, сотрудники скорой медицинской помощи.

    Участники исследования – фельдшеры, врачи, имеют среднее специальное и высшее образование, 15 из женщин и 15 из мужчин-участников исследования состоят в зарегистрированном либо гражданском браке.

    Методики исследования

    Шкала психологического благополучия К. Риффа

    Опросник К. Рифф «Шкалы психологического благополучия» (далее — ШПБ) — теоретически обоснованный инструмент, предназначенный для измерения выраженности основных составляющих психологического благополучия. В настоящее время многомерная модель К. Рифф принимается многими исследователями, а разработанная автором методика измерения психологического благополучия неоднократно проходила проверки на надежность и валидность и активно используется в исследовательской практике во многих странах.

    Утверждения опросника имеют как прямой (позитивный), так и обратный (негативный) смысл относительно характеристик психологического благополучия. Подобная конфигурация опросника была создана для того, чтобы нивелировать негативные эффекты, возникающие при недостаточной искренности испытуемых при заполнении теста.

    Обработка результатов сводится к подсчету набранных баллов и переводу баллов в нисходящую шкалу в тех случаях, когда пункт имеет обратную связь с базовой характеристикой благополучия. Набранные баллы суммируются в следующие шкалы: «Самопринятие», «Автономия», «Управление средой», «Личностный рост», «Позитивные отношения с окружающими», «Цели в жизни». Кроме этого, авторы считают возможным рассчитывать индекс общего психологического благополучия, который определяется путем суммирования баллов, полученных по всем шести шкалам теста.

    Методика САН (самочувствие, активность, настроение)

    Автор: В. А. Доскин (1987).

    Возрастной диапазон: с 16 лет.

    Методика представляет собой опросник, состоящий из 30 пар противоположных характеристик, по которым испытуемого просят оценить свое состояние. Каждая пара представляет собой шкалу, на которой испытуемый отмечает степень выраженности той или иной характеристики своего состояния в момент обследования.

    Инструкция: опишите свое состояние, которое вы испытываете в настоящий момент, с помощью таблицы, состоящей из 30 полярных признаков. Приложение 2.

    Опросник поведения и переживания, связанного с работой (АVЕМ)

    Выбор данной методики обусловлен тем, что она позволяет определить факторы стрессоустойчивости, связанные с работой.

    Авторы методики — У. Шааршмидт и А Фишер, сотрудники Института психологии Потсдамского университета.

    Цель: определение личностной предрасположенности к стрессу в зависимости от типа отношения к работе.

    Опросник является многофакторным диагностическим инструментом, позволяющим определять типы поведения людей в ситуации предъявления им профессиональных требований. Он состоит из 66 утверждений и 11 шкал, выделенных с помощью факторного анализа и отражающих реакции человека на требования профессиональной среды и способы поведения, формируемые на основе этих реакций.

    При создании опросника авторы исходили из предположения о том, что поведение личности в соответствии с требованиями профессиональной среды, способствующее психическому здоровью и профессиональному росту, определяют три ее основные сферы.

    1. Профессиональная активность, выраженная в категориях субъективного значения деятельности, профессиональных притязаний, готовности к энергетическим затратам, стремления к совершенству при выполнении заданий, а также способности сохранять дистанцию между личностной и профессиональными сферами. В случае если субъективные ожидания индивида вступают в конфликт с объективным результатом деятельности, возникает риск появления первых симптомов психической перегрузки организма и как следствие – синдрома эмоционального выгорания.

    2. Стратегии преодоления проблемных ситуаций, представленные как тенденции отказа от дальнейшего выполнения профессиональных заданий, особенно в случаях поражений и неудач; активность стратегии преодоления трудностей, а также внутреннего равновесия. Эти признаки отражают два различных способа поведения в трудной ситуации: активное решение проблем, или их избегание.

    3. Эмоциональный настрой на профессиональную деятельность, выражением которого является чувство социальной поддержки, профессионального успеха и жизненного удовлетворения. Эффективность деятельности в коммуникативных профессиях в значительной степени определяется сознанием социальной пригодности и полезности, поскольку основной целью профессионала занятого в социальной профессии является оказание помощи другим людям.

    Область поведения и переживания в профессиональной среде описывается 11 шкалами опросника, которые учитывают приведенные выше три сферы личности.

    1. Субъективное значение деятельности (ВА).

    2. Профессиональные притязания (ВЕ).

    3. Готовность к энергетическим затратам (VВ).

    4. Стремление к совершенству (РS).

    5. Способность сохранять дистанцию по отношению к работе (DF)

    Психическая устойчивость и стратегии преодоления проблемных ситуаций

    6. Тенденция к отказу в ситуации неудачи (КТ).

    7. Активная стратегия решения проблем (ОР).

    8. Внутреннее спокойствие и равновесие (Ш),

    Эмоциональное отношение к работе

    9. Чувство успешности в профессиональной деятельности (ЕЕ).

    10. Удовлетворенность жизнью (LZ).

    11. Чувство социальной поддержки (SU).

    На основе анализа показателей отдельных шкал опросника и их взаимосвязей авторами методики были выделены четыре типа поведения и переживания в профессиональной среде.

    Тип G – здоровый активный, способный к решению трудных проблем, придающий работе высокое, но не экстремальное значение, контролирующий собственные энергетические затраты. Обобщая, можно представить тип G, как образец положительной установки на выполнение деятельности, усиленной мобилизирующим воздействием положительных эмоций.

    Тип S – экономный бережливый, со средним уровнем мотивации, энергетических затрат и профессиональных притязаний, выраженной склонностью к сохранению дистанции по отношению к профессиональной деятельности, удовлетворению результатами своего труда. Следует, однако, отметить, что такая «экономная» стратегия поведения эффективна лишь в ограниченных временных рамках, в длительной перспективе вероятно возрастание профессиональной неудовлетворенности на фоне успешности других людей.

    Тип А – неудовлетворенность работой, тип риска, соответствующий классическому описанию Фридмана и Розенмана, характеризующийся экстремально высоким субъективным значением профессиональной деятельности, большой степенью готовности к энергетическим затратам, низкой устойчивостью к фрустрации и стрессу. Неблагоприятное сочетание высокой профессиональной активности с отсутствием соответствующей эмоциональной поддержки и обратной связи со стороны участников профессиональной ситуации характеризует этот тип как классический пример типа А, встречающийся в литературе, посвященной описанию стресса.

    Тип В – беспокойство, выгорание, отмечено низким субъективным значением деятельности, низкой стрессоустойчивостью, ограниченной способностью к релаксации и конструктивному решению проблем, тенденцией к отказу в трудных ситуациях, постоянным чувством беспокойства и беспредметного страха. Тип В, в отличие от типа S, не способен к сохранению необходимой дистанции по отношению к работе. Это приводит к дополнительным психическим нагрузкам, постоянной неудовлетворенности собой, снижению общей психической устойчивости организма, апатии и нежеланию выполнять профессиональные задачи.

    Корреляционный анализ Пирсона

    Цель корреляционного анализа — обеспечить получение некоторой информации об одной переменной с помощью другой переменной. В случаях, когда возможно достижение цели, говорят, что переменные коррелируют.

    По форме связь может быть линейной или нелинейной. Более удобной для выявления и интерпретации корреляционной связи является линейная форма.

    Для линейной корреляционной связи можно выделить два основных направления: положительное («прямая связь») и отрицательное («обратная связь»).

    Для изучения взаимосвязи двух метрических переменных измеренных на одной и той же выборке применяется коэффициент корреляции r-Пирсона.

    Обработка результатов проводилась с помощью программы SPSS (версия 12.0).

    Анализ взаимосвязи психологического благополучия личности и стрессоустойчивости

    Психодиагностическое исследование проводилось индивидуально. Отношение участников к тестированию было положительным, дополнительно мотивировать не приходилось. Инструкции участникам были понятны, отказов от выполнения задания не было.

    По результатам проведенной психодиагностики были получены данные, представленные в сводных таблицах приложения 4.

    На первом этапе нами был выполнен анализ психологического благополучия.

    Результаты шкалы субъективного благополучия были уточнены по методике К. Риффа. Средние показатели, полученные по отдельным шкалам методики, а также обобщенный показатель конструктивности личности представлены в табл. 2.

    Средние показатели субъективного благополучия

    Источник

Adblock
detector