Меню

Верховный суд дтп вред здоровью

Официальный сайт
Верховного Суда Российской Федерации

ВС: попавший в ДТП пассажир может получить выплаты с двух водителей

Суть дела

До Верховного суда РФ дошла жалоба жительницы Нижегородской области, просившей обязать ОАО «Росгосстрах» выплатить ей страховку.

Согласно материалам дела, в декабре 2016 года истица в качестве пассажира попала в аварию на 450 км автодороги Дзержинск — Нижний Новгород. Виновником столкновения с машиной Лада, в которой находилась истица, оказался водитель МАЗ, выехавший на полосу встречного движения. В результате аварии заявительница получила опасные для жизни тяжкие телесные повреждения.

На момент ДТП ответственность обоих водителей была застрахована в ПАО СК «Росгосстрах». Однако компания выплатила пострадавшей компенсацию в 187 тысяч 750 рублей только за виновника ДТП — водителя МАЗа. А в компенсации по договору страхования ответственности второго водителя, в машине которого ехала истица, Росгосстрах отказал, не признав этот случай страховым.

Такой отказ заявительница посчитала незаконным и обратилась за защитой своих интересов в Дзержинский суд Нижегородской области, но районный суд, а позднее и апелляционная инстанция областного суда в удовлетворении исковых требований пассажирке отказали.

Суды исходили из отсутствия правовых оснований для удовлетворения требований о взыскании страхового возмещения по каждому из договоров ОСАГО.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ с таким выводом не согласилась.

Позиция ВС

Верховный суд отмечает, что страховая ответственность в подобных случаях наступает у обоих водителей, невзирая на то, что один из них в ДТП не виноват.

Он ссылается на статью 1079 Гражданского кодекса, согласно которой юридические лица и граждане, использующие источник повышенной опасности для окружающих, обязаны возместить причинённый ими вред. К таким источникам закон относит и транспортные средства.

При этом владельцы источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причинённый в результате их взаимодействия, например, в ходе столкновения транспортных средств (пункт 3 статьи 1079).

«Таким образом, в последнем случае ответственность наступает для каждого из владельцев источников повышенной опасности», — отмечает ВС РФ.

Он также приводит нормы статьи 1 закона от 27 ноября 1992 года № 4015-1 «Об организации страхового дела», которыми зафиксировано, что страховым случаем является наступление гражданской ответственности владельца транспортного средства за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу потерпевших при использовании транспортного средства, влекущее за собой обязанность страховщика осуществить страховую выплату.

«Таким образом, поскольку страховым случаем по договору ОСАГО является наступление ответственности владельца транспортного средства, то при причинении вреда третьим лицам взаимодействием транспортных средств, когда в силу пункта 3 статьи 1079 Гражданского кодекса наступает ответственность для каждого из владельцев транспортных средств, имеет место не один страховой случай, а страховой случай для каждого договора ОСАГО», — говорится в постановлении.

Высшая инстанция напоминает, что аналогичная позиция изложена в утверждённом 10 октября 2012 года президиумом ВС РФ обзоре судебной практики за второй квартал. В частности, в ответе на первый вопрос дано разъяснение о том, что «при причинении вреда третьему лицу взаимодействием источников повышенной опасности взыскание страховых выплат в максимальном размере, установленном законом об ОСАГО, производится одновременно с двух страховщиков, у которых застрахована гражданская ответственность владельцев транспортных средств, в том числе и в случае, если вина одного из владельцев в причинении вреда отсутствует».

В пункте 47 постановления пленума ВС РФ 26 декабря 2017 года № 58 также разъяснено, что страховое возмещение вреда из-за ДТП производится каждым страховщиком, у которых застрахована гражданская ответственность владельцев транспортных средств. Единственная оговорка касается суммы компенсаций: она не должна превышать 500 тысяч рублей по каждому договору (подпункт «а» статьи 7 Закона об ОСАГО).

Если же у пострадавшего в ДТП третьего лица возникли дополнительные расходы в виде конкретных материальных убытков, то они возмещаются солидарно.

«То обстоятельство, что ответственность владельцев транспортных средств застрахована в одной страховой компании, правого значения для определения размера страхового возмещения по каждому из договоров ОСАГО не имеет», — поясняет ВС РФ.

Он указывает, что все эти нормы и разъяснения нижегородские суды не учли. Таким образом, судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ находит, что судебные инстанции допустили существенные нарушения норм материального права.

Принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства, ВС РФ решил отменить апелляционное определение по делу и направить материалы на новое рассмотрение в областной суд.

Добровольные компенсации

Эксперты надеются, что решение Верховного суда РФ повлияет на страховые компании и они не будут доводить решение вопросов о компенсации пассажирам до суда.

«Радует, что спор, дошедший до высшей судебной инстанции, произошел именно со страховой компанией «Росгосстрах». Эта компания одна из самых крупных на страховом рынке. Однако эта же компания лидирует по числу безосновательных отказов в страховом возмещении.

Возможно, данное решение Верховного суда отнимет желание у страховых компаний доводить подобные споры до суда, а нижестоящие суды при рассмотрении аналогичных дел будут значительно чаще принимать во внимание правовую позицию своих старших коллег», — отмечает член Ассоциации юристов России, председатель общества защиты прав автомобилистов «Оса» Алексей Румянцев.

Он указал, что этим решением Верховный суд закрепил свою правовую позицию по аналогичным спорам, изложенную им ранее в постановлениях пленума и в обзоре судебной практики.

Поскольку в данном случае вред здоровью был причинен третьему лицу при взаимодействии источников повышенной опасности (транспортными средствами), то в соответствии с пунктом 3 статьи 1079 ГК РФ владельцы транспортных средств обязаны нести солидарную ответственность перед потерпевшей независимо от их вины, напоминает эксперт.

Причинение вреда третьему лицу в результате взаимодействия источников повышенной опасности для каждого владельца этих источников влечёт наступление страхового случая в рамках договора обязательного страхования, а размер причинённого каждым из них вреда находится в пределах страховой суммы, добавил Румянцев.

Читайте также:  Детский исследовательский проект здоровье

«Взыскание денежных средств одновременно с двух страховщиков в случае, если вина одного из владельцев источника повышенной опасности отсутствует, законно и обосновано.

Солидарный должник, возместивший совместно причиненный вред, вправе требовать с каждого из других причинителей вреда долю выплаченного потерпевшему возмещения в размере, соответствующем степени вины каждого из должников», — отметил член АЮР.

Источник

Верховный суд дтп вред здоровью

Об актуальных изменениях в КС узнаете, став участником программы, разработанной совместно с АО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу выдаются удостоверения установленного образца.

Программа разработана совместно с АО «Сбербанк-АСТ». Слушателям, успешно освоившим программу, выдаются удостоверения установленного образца.

Обзор документа

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 29 августа 2017 г. N 25-КГ17-11 Дело о возмещении ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, подлежит направлению на новое апелляционное рассмотрение, поскольку вывод суда апелляционной инстанции о том, что владельцы источников повышенной опасности несут ответственность за совместное причинение вреда в долевом, а не в солидарном порядке, противоречит нормам действующего законодательства

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,

судей Романовского С.В. и Асташова С.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по иску Томского Д.С., в лице законного представителя Томской Е.А., к обществу с ограниченной ответственностью «Охранное агентство «Кобра» о возмещении ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия,

по кассационным жалобам Томского Д.С. и Митенёва В.Е. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Астраханского областного суда от 21 сентября 2016 г.,

заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Романовского С.В., выслушав объяснения Алтаякова Н.Д., представляющего интересы ООО «Охранное агентство «Кобра» и просившего жалобы отклонить, установила:

Томский Д.С. в лице законного представителя Томской Е.А. обратился в суд с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Охранное агентство «Кобра» (далее — Общество) и Митенёву В.Е. о возмещении ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, в размере 507.100 руб.

В обоснование заявленных требований истец указал, что 23 декабря 2014 г. произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля истца, который в момент названного происшествия был припаркован и не находился в движении, автомобиля «. «, принадлежащего Митенёву В.Е. и находившегося под его управлением, а также автомобиля «. «, принадлежавшего Обществу и находившегося под управлением Суховеева В.А. В результате данного происшествия автомобилю истца были причинены механические повреждения. Истец указывал, что поскольку вред его имуществу был причинен в результате взаимодействия двух автомобилей, являющихся источниками повышенной опасности, то на собственников названных автомобилей возлагается солидарная ответственность за причинение этого вреда.

В ходе рассмотрения дела истец отказался от исковых требований к Митенёву В.Е., сославшись на то, что виновником дорожно-транспортного происшествия является Суховеев В.А., в связи с чем ответственность за причиненные автомобилю истца повреждения должна быть возложена на Общество как на собственника автомобиля, находившегося под управлением виновника дорожно-транспортного происшествия. С учетом уточнений исковых требований истец просил взыскать с Общества возмещение ущерба в сумме 617.781 руб. 89 коп. и судебные расходы.

Решением Кировского районного суда г. Астрахани от 16 июня 2016 г. исковые требования удовлетворены: с Общества в пользу Томского Д.С. взысканы возмещение ущерба в сумме 617.781 руб. 89 коп., расходы по оплате государственной пошлины в сумме 9.377 руб. 82 коп., расходы на оплату услуг представителя в сумме 12.000 руб., расходы на независимую экспертизу в сумме 2000 руб.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Астраханского областного суда от 21 сентября 2016 г. решение суда первой инстанции изменено в части размера взысканных сумм: с Общества в пользу Томского Д.С. взысканы возмещение ущерба в сумме 150.356 руб. 69 коп., расходы по оплате государственной пошлины в сумме 4.207 руб. 13 коп., расходы на оплату услуг представителя в сумме 3645 руб., расходы на независимую экспертизу в сумме 486 руб.

В кассационных жалобах Томского Д.С. и Митенёва В.Е. поставлен вопрос об отмене указанного апелляционного определения, как вынесенного с нарушением требований закона.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 17 июля 2017 г. кассационные жалобы с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются предусмотренные законом основания для удовлетворения кассационных жалоб и отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Астраханского областного суда от 21 сентября 2016 г.

В соответствии со статьёй 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении данного дела такие нарушения норм материального и процессуального права были допущены судом апелляционной инстанции.

Судом установлено и из материалов дела следует, что 23 декабря 2014 г. произошло дорожно-транспортное происшествие с участием автомобиля «. «, принадлежащего Митенёву В.Е. и находившегося под его управлением, автомобиля «. «, принадлежавшего Обществу и находившегося под управлением Суховеева В.А., а также принадлежащего истцу автомобиля «. «.

В результате данного дорожно-транспортного происшествия автомобилю истца, который на момент этого происшествия был припаркован и не находился в движении, были причинены механические повреждения.

Читайте также:  Журналы здоровье ссср архив

Постановлением Советского районного суда г. Астрахани от 28 апреля 2015 г. виновником дорожно-транспортного происшествия признан Митенёв В.Е.

Решением Астраханского областного суда от 3 июля 2017 г. названное постановление отменено, производство по административному делу прекращено в связи с отсутствием в действиях Митенёва В.Е. состава административного правонарушения.

Согласно заключению судебной оценочной экспертизы стоимость восстановительного ремонта принадлежащего истцу автомобиля без учета износа составляет 737.781 руб. 89 коп., а с учетом износа — 420.713 руб. 39 коп.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из того, что причиной дорожно-транспортного происшествия являлось нарушение Правил дорожного движения Суховеевым В.А., управлявшим принадлежащим Обществу автомобилем. Суд посчитал установленным, что действия Митенёва В.Е. не находятся в причинно-следственной связи с причиненным истцу вредом, а также указал на необходимость взыскания с Общества возмещения ущерба в полном объеме без учета износа принадлежащего истцу автомобиля.

Изменяя решение суда первой инстанции в части размера взысканных с общества сумм, суд апелляционной инстанции посчитал установленным, что дорожно-транспортное происшествие произошло по вине Митенёва В.Е. и Суховеева В.А., являющихся совместными причинителями вреда. Суд указал, что собственники автомобилей несут ответственность за причиненный ущерб в равных долях (по 50%), поскольку степень их вины в дорожно-транспортном происшествии является равной.

Суд апелляционной инстанции также сослался на то, что гражданская ответственность собственников автомобилей, участвовавших в дорожно-транспортном происшествии, застрахована в установленном законом порядке, в связи с чем причиненный автомобилю истца ущерб подлежит возмещению с учетом износа.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Астраханского областного суда от 21 сентября 2016 г. согласиться нельзя, поскольку оно основано на неправильном применении норм материального и процессуального права.

Согласно пункту 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 названного Кодекса.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

В соответствии с пунктом 3 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации владельцы источников повышенной опасности солидарно несут ответственность за вред, причиненный в результате взаимодействия этих источников (столкновения транспортных средств и т.п.) третьим лицам по основаниям, предусмотренным пунктом 1 этой статьи. Вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (статья 1064).

Из приведенных правовых норм следует, что владельцы источников повышенной опасности независимо от вины солидарно отвечают за вред, причиненный в результате взаимодействия этих источников имуществу третьих лиц.

При этом вина является условием наступления гражданско-правовой ответственности владельцев источников повышенной опасности только за вред, причиненный в результате взаимодействия этих источников их владельцам.

Как установлено судом, в момент дорожно-транспортного происшествия деятельность, связанная с повышенной опасностью для окружающих, истцом не осуществлялась, поскольку принадлежащий ему автомобиль в указанный момент не использовался и был припаркован, не был участником дорожного движения.

При таких обстоятельствах вред, причиненный автомобилю истца в результате взаимодействия источников повышенной опасности, подлежит возмещению владельцами указанных источников независимо от вины, поскольку автомобиль истца в момент дорожно-транспортного происшествия не являлся источником повышенной опасности.

В соответствии со статьей 323 Гражданского кодекса Российской Федерации при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга (пункт 1).

Кредитор, не получивший полного удовлетворения от одного из солидарных должников, имеет право требовать недополученное от остальных солидарных должников. Солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью (пункт 2).

Из приведенных правовых норм следует, что потерпевший вправе требовать от каждого из лиц, совместно причинивших ему вред, возмещения этого вреда как в полном объеме, так и в части, поскольку ответственность совместных причинителей вреда перед потерпевшим носит солидарный характер.

Суд апелляционной инстанции посчитал установленным, что вред автомобилю истца причинен совместно Митенёвым В.А., под управлением которого находился принадлежащий ему автомобиль, и Суховеевым В.А., под управлением которого находился автомобиль, принадлежащий Обществу.

Однако в нарушение приведенных выше норм материального права суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что владельцы источников повышенной опасности несут ответственность за совместное причинение вреда в долевом (по 50%), а не в солидарном порядке, в связи с чем истец не вправе требовать возмещения причиненного вреда Обществом в полном объеме.

В соответствии с частью 4 статьи 1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в случае отсутствия нормы процессуального права, регулирующей отношения, возникшие в ходе гражданского судопроизводства, федеральные суды общей юрисдикции и мировые судьи применяют норму, регулирующую сходные отношения (аналогия закона), а при отсутствии такой нормы действуют исходя из принципов осуществления правосудия в Российской Федерации (аналогия права).

Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом (часть 4 статьи 61 названного Кодекса).

Читайте также:  Как обмануть страховую компанию по здоровью

Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 8 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении», на основании части 4 статьи 1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, по аналогии с частью 4 статьи 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, следует также определять значение вступившего в законную силу постановления и (или) решения судьи по делу об административном правонарушении при рассмотрении и разрешении судом дела о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесено это постановление (решение).

Из приведенных норм процессуального права и акта их толкования следует, что вступившее в законную силу постановление и (или) решение судьи по делу об административном правонарушении обязательно для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесено такое решение и (или) постановление, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Вступившим в законную силу решением судьи Астраханского областного суда от 3 июля 2015 г. отменено постановление Советского районного суда г. Астрахани от 28 апреля 2015 г. о признании Митенёва В.Е. виновником дорожно-транспортного происшествия, в результате которого был причинен вред автомобилю истца, производство по делу об административном правонарушении в отношении Митенёва В.Е. прекращено в связи с отсутствием состава административного правонарушения.

Названным решением установлено, что нарушение Правил дорожного движения Российской Федерации Митенёвым В.Е. допущено не было, поскольку автомобиль под его управлением не мог создать помехи для движения автомобиля под управлением Суховеева В.А.

Однако в нарушение приведенных выше норм процессуального права данные выводы, содержащиеся в решении судьи Астраханского областного суда от 3 июля 2015 г., были оставлены без внимания судом апелляционной инстанции, указавшим, что виновниками дорожно-транспортного происшествия являются Митенёв В.Е. и Суховеев В.А.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные при рассмотрении дела судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов Томского Д.С. и Митенёва В.Е., в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Астраханского областного суда от 21 сентября 2016 г. подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и принять судебное постановление в соответствии с требованиями закона.

Кроме того, при новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть правовую позицию, изложенную в постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 10 марта 2017 г. N 6-П «По делу о проверке конституционности статьи 15, пункта 1 статьи 1064, статьи 1072 и пункта 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан А.С. Аринушенко, Г.С. Бересневой и других», согласно которой взаимосвязанные положения статьи 15, пункта 1 статьи 1064, статьи 1072 и пункта 1 статьи 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования и во взаимосвязи с положениями Федерального закона «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» предполагают — исходя из принципа полного возмещения вреда — возможность возмещения потерпевшему лицом, гражданская ответственность которого застрахована по договору обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, вреда, причиненного при эксплуатации транспортного средства, в размере, который превышает страховое возмещение, выплаченное потерпевшему в соответствии с законодательством об обязательном страховании гражданской ответственности, то есть в полном объеме без учета износа.

В соответствии с частью 3 статьи 37 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации права, свободы и законные интересы несовершеннолетних в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет, а также граждан, ограниченных в дееспособности, защищают в процессе их законные представители. Однако суд обязан привлекать к участию в таких делах самих несовершеннолетних, а также граждан, ограниченных в дееспособности.

На момент подачи иска Томской Е.А., действующей в качестве законного представителя несовершеннолетнего Томского Д.С., он достиг 15-летнего возраста.

Следовательно, при новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции в силу приведенной выше нормы процессуального права необходимо разрешить вопрос о привлечении к участию в деле Томского Д.С.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Астраханского областного суда от 21 сентября 2016 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Председательствующий Горшков В.В.
Судьи Романовский С.В.
Асташов С.В.

Обзор документа

Спор возник по поводу возмещения ущерба, причиненного припаркованному автомобилю в результате ДТП с участием еще двух машин.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отметила, что в момент ДТП автомобиль истца не был источником повышенной опасности, поскольку не находился в движении.

Вред, причиненный этому имуществу в результате взаимодействия источников повышенной опасности (других двух машин), возмещается их владельцами независимо от вины.

Причем их ответственность является солидарной. Поэтому потерпевший вправе требовать от каждого из них возмещения вреда как в полном объеме, так и в части.

Кроме того, необходимо учитывать правовую позицию Конституционного Суда РФ. Из нее следует, что вред может возмещаться его причинителем потерпевшему в размере, превышающем выплаченное страховое возмещение по ОСАГО, т. е. в полном объеме без учета износа.

Источник

Adblock
detector